«Сказки у нас очень хорошие». 6 примеров того, как Путин обманул россиян на пресс-конференции - «Антифейк» » Инсайдер новостей.
Все новости мира
на одном сайте

«Сказки у нас очень хорошие». 6 примеров того, как Путин обманул россиян на пресс-конференции - «Антифейк»

«Сказки у нас очень хорошие». 6 примеров того, как Путин обманул россиян на пресс-конференции - «Антифейк»
Антифейк
08:12, 06 январь 2021
71
0


На ежегодной большой пресс-конференции один из участников спросил Владимира Путина, какие книги тот читает своим внукам. Путин ответил, что, например, сказки Маршака, а затем, пустившись в рассуждения о детской литературе, заметил: «Сказки у нас очень хорошие». В ходе той же пресс-конференции Путин сам не раз проявил незаурядное мастерство сказочника.

1. Об отравлении Алексея Навального

Теперь что касается пациента в берлинской клинике. Я уже говорил на этот счет неоднократно, могу только некоторые вещи повторить. Я знаю, Песков, кстати, мне вчера только сказал о последних измышлениях на этот счет по поводу данных наших спецслужбистов и так далее. Слушайте, мы прекрасно понимаем, что это такое. И в первом, и в этом случае это легализация. Это не какое-то расследование, это легализация материалов американских спецслужб.
А что, мы не знаем, что они локацию отслеживают, что ли? Наши спецслужбы хорошо это понимают и знают это. И знают сотрудники ФСБ и других специальных органов и пользуются телефонами там, где считают нужным не скрывать ни своего места пребывания, и так далее. Но если это так — а это так, я вас уверяю, — это значит, что вот этот пациент берлинской клиники пользуется поддержкой спецслужб, США в данном случае. А если это правильно, тогда это любопытно, тогда спецслужбы, конечно, должны за ним присматривать. Но это совсем не значит, что его травить нужно. Кому он нужен-то? Если бы уж хотели, наверное, довели бы до конца.

Отрицать правдивость данных о перемещениях по России химиков и врачей из ФСБ, странным образом совпадавших с поездками Навального, начиная с 2017 года, когда он пытался баллотироваться в президенты России, Путин не стал, он лишь приписал их американским спецслужбам. В действительности команда расследователей Bellingcat и The Insider установила
это на основании телефонных биллингов и информации о проданных авиабилетах.

А вывод Путина о том, что «пациент берлинской клиники» (имя Навального Путин по-прежнему произносить отказывается) пользуется поддержкой спецслужб США, не основан вообще ни на чем. В публикации The New York Times сообщалось, что источник в немецкой разведке подтвердил правильность имен названных The Insider и Bellingcat лиц, причастных к отравлению Навального, но это говорит лишь о том, что иностранные разведки интересуются сотрудниками ФСБ, имеющими дело с химическим оружием. В последнем нет ничего удивительного.


2. О тестировании на коронавирус и вакцинах

Россия входит в тройку мировых лидеров по тестированию, а, по мнению ВОЗ, один из способов преодоления трудностей, связанных с распространением инфекции, — это массовое тестирование. <…> Россия оказалась первой страной в мире, которая изобрела, так можно сказать, и начала производить вакцину – и Научного центра имени Гамалеи, и Новосибирского центра «Вектор».

В действительности, согласно поддерживаемой англоязычной Википедией ежедневно обновляемой сводке на основе национальных данных каждой страны, по абсолютному количеству тестов на коронавирус Россия занимает 4 место после США, Китая и Индии. По количеству же тестов на миллион населения Россия на 17 месте; лидируют здесь Фарерские острова (автономная территория в составе Дании), Люксембург, ОАЭ, Дания и Андорра. Впереди России по этому показателю и такие страны, как Израиль, Великобритания, США.

Первой в мире зарегистрированной и одобренной к производству вакциной против коронавируса стала китайская, разработанная компанией CanSino Biologics. 25 июня 2020 года она была одобрена для вакцинации военнослужащих. Впрочем, это было экстренное решение, к тому моменту вакцина еще не прошла третью фазу испытаний. 16 ноября американская фармацевтическая компания Moderna опубликовала результаты предварительного анализа третьей, заключительной фазы испытаний своей вакцины. 18 ноября такое же сообщение сделали совместно создавшие вакцину немецкая компания BioNTech и американская Phizer. Российский Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи опубликовал промежуточные результаты еще не завершенной третьей фазы испытаний своей вакцины «Гам-Ковид-Вак» (она же «Спутник-V») 23 ноября. Третья фаза испытаний вакцины «ЭпиВакКорона», разработанной новосибирским научным центром «Вектор», продолжается, но с 11 декабря вакцина уже введена в гражданский оборот.


3. О деле Ивана Сафронова

Из открытых источников он брал информацию или не из отрытых — это следствие должно разобраться. Ведь его судят не за его журналистскую деятельность. <…> Он же не какой-то диссидентствующий журналист, который борется с властью, а за это его прищучили, хватают и сажают в тюрьму. Это же никак не связано с его профессиональной журналистской деятельностью, а связано с достаточно длительным периодом его работы и в рамках помощника или советника Рогозина, когда он в правительстве работал и в Роскосмосе работал.

Здесь Путин повторяет свой тезис, высказанный неделю назад на заседании СПЧ. Но это откровенная неправда, которую пресс-секретарь Дмитрий Песков уже объяснял «оговоркой, не меняющей общего смысла». Сафронов не был ни помощником, ни советником Рогозина, когда тот работал в правительстве. Рогозин занимал должность вице-премьера в 2011–2018 годах. Сафронов все это время работал в «Коммерсанте», откуда ушел в 2019 году. Советником гендиректора «Роскосмоса» Рогозина он стал только в мае 2020 года, а 7 июля был арестован, так что «длительный период» работы с Рогозиным, о котором говорит Путин, продолжался не больше двух месяцев. Обвиняют же Сафронова в том, что он передал сотруднику чешской разведки некие секретные данные в 2017 году, то есть задолго до начала работы в «Роскосмосе».


4. О приднестровском урегулировании

Мы давно слышим от представителей разных западных стран, что мы должны вывести наш миротворческий контингент [из Приднестровья]. <…> В целом мы за то, чтобы вывести — как только созреет соответствующая обстановка, как только будет налажен нормальный диалог между Приднестровьем и остальной частью Молдовы. <…> Мы за это, и мы были уже близки совсем с бывшим президентом Ворониным к этому, но в последний момент представители западных стран на него нажали, он отказался, отошел от прежних договоренностей, и решение приднестровского вопроса было отложено на неопределенный срок.

Путин говорит о событиях ноября 2003 года, когда в последний момент сорвалось подписание так называемого меморандума Козака, согласно которому Молдавия должна была стать федеративным государством с особым статусом Приднестровья и Гагаузии, а Россия как гарант урегулирования получала право разместить на территории Приднестровья свои войска.

В 2005 году советник Воронина Марк Ткачук в «Коммерсанте» рассказал об обстоятельствах подготовки и срыва подписания меморандума:

В ночь неподписания меморандума я находился в кабинете президента Молдовы вместе с Дмитрием Козаком, премьер-министром и тогдашним лидером нашей парламентской фракции. Решение уже было принято, последние слова произнесены. Никто не называл себя обманщиком, не каялся и не просил прощения. Все понимали, что происходит нечто ужасное и что предотвратить это ужасное уже невозможно. Наконец Воронин позвонил Путину и сказал: «Владимир Владимирович, мы не готовы. Без пункта о сохранении военного присутствия — пожалуйста, а в таком виде нет. Нас нигде не поймут». Путин попросил к телефону Козака, сказал ему что-то кратко. Козак положил трубку и попрощался с присутствующими. Я вышел его проводить. Случилась катастрофа. Настоящая катастрофа. Дойти до такой катастрофы нужно было еще суметь. <…>
Наряду с планом собственно внутриполитической поддержки предусматривалась активная международная поддержка документа. Дмитрий Николаевич гарантировал поддержку меморандума со стороны тогдашнего председателя ОБСЕ Яапа де Хоопа Схеффера. Также гарантировалась поддержка со стороны ЕС и США, генерального секретаря Совета Европы Вальтера Швиммера. Козак дал твердые устные гарантии того, что все в принципе уже обговорено. Мы даже коснулись того, что вот, к примеру, в понедельник в Москве будет помощник госсекретаря США Элизабет Джонс и уже она, по словам Козака, даст чуть ли не первую позитивную оценку документу. Сегодня все это выглядит смешным. Такие надежды и такие иллюзии могли допускать весьма наивные политики. Но мы оказались именно таковыми и верили, что Россия действительно ведет параллельную работу со своими западными партнерами. Бесчисленное количество раз Воронин повторял, что без такой гарантированной поддержки нечего даже пытаться продвигать этот документ. Но Воронину обещали. И Воронина обманули.
Документ, как выражаются наши российские коллеги, неоднократно парафировался. Но никто не хочет сейчас в российском МИДе вспоминать, что каждый новый росчерк воронинского пера под текстом меморандума сопровождался устным комментарием Дмитрия Николаевича примерно следующего содержания: «Вы это вычеркните, это впишите, а потом, после внесения документа, мы все переиграем, вот с этим нужно сейчас согласиться для того, чтобы согласились приднестровцы, а потом, перед официальным подписанием, мы сделаем так, чтобы они отказались». Таким комментарием сопровождались и неожиданное изменение позиций приднестровской стороны по устройству верхней палаты будущего парламента, вводившее в Молдове режим апартеида и делающее государство совершенно неуправляемым, и позиции по русскому языку и по военно-гарантийной операции.
С самого начала все те, кто работал с молдавской стороны над подготовкой текста документа, были свято уверены в том, что ни о каком военном присутствии России речь не идет. В документе об этом не было ни слова. Да и к чему оно было нужно? Никто стрелять друг в друга не собирался и не собирается до сих пор. У всех еще были на слуху слова Путина, произнесенные им во время подписания базового договора с Молдовой: «России военная база в Молдове не нужна». Но вот Дмитрий Николаевич в очередной раз заходит в кабинет к Воронину и опять что-то там парафирует: «Владимир Николаевич, фразу „до 2030 года” перечеркните на „до 2020”, распишитесь внизу». Воронин засмеялся и с заговорщическим видом спросил Козака: «Интересно, как Смирнов <в то время президент самопровозглашенной Приднестровской Молдавской Республики. — The Insider> ко всему этому отнесется?» Козак ответил ему такой же заговорщической улыбкой. Мы вышли из президентского кабинета. Я знал, что в известном мне до зубной боли тексте меморандума нет никаких подобных дат и цифр. Я прямо спросил Козака: о чем это идет речь, не о военном ли присутствии? «Да это чепуха,— сказал Дмитрий Николаевич,— читайте». Я прочитал — речь шла о военно-гарантийном присутствии России до 2020 года. «Не беспокойтесь, на самом деле речь идет всего лишь о трехлетней миротворческой операции в формате Россия — ЕС, а это все — так, для того чтобы приднестровцы не сопротивлялись». Я на мгновение проникся глубиной замысла и масштабной игрой великих мира сего, но с этого момента уже было ощущение, что все закончится очень плохо. Утром я спросил Воронина, что он думает об этой статье в меморандуме. Воронин ответил то же самое, что я услышал накануне от Козака: «Нужно добиться доверия приднестровцев. Россия уже обо всем договорилась с ЕС. Операция продлится всего лишь три года». В общем, так Воронину обещали. И Воронина обманули.
Меморандум был внесен. Опубликован. Никаких военных статей в тексте. Мы готовили бодрые комментарии. Но ОБСЕ, США, ЕС, Совет Европы как воды в рот набрали. Ни одного комментария. Воронин ежедневно спрашивает о международной реакции на события, но ее просто нет. Наконец, приезжает Козак. Воронин его спрашивает: «Дмитрий Николаевич, где международная поддержка?» И тут Козак отвечает: «Да будет реакция, подпишем документ, и все будет хорошо, ведь главное, чтобы стороны договорились, а стороны договорились». Воронин не любит, когда с ним начинают играть в такие сложные игры. «Что значит „будет реакция”? Почему ее до сих пор нет? Где ОБСЕ? Где США? Что значит „стороны договорились”?» — «Владимир Николаевич, хотите, будет реакция от Буша?» — отвечает Козак. Сказано это было как-то истерично и доверия вызывало мало. «И от Буша, и от Схеффера, и от Соланы, и от Швиммера», — очень грустно ответил Воронин. Козак вышел из президентского кабинета и при мне по мобильнику набрал Игоря Иванова <в то время министр иностранных дел России. — The Insider>. «Игорь, тут, видите ли, поддержка ОБСЕ срочно понадобилась». Стало ясно, что никто ни с кем не говорил или говорил, но не о том, о чем договаривались мы.


5. Об объеме военных расходов

Знаете, сколько у нас военный бюджет? $46 млрд. У Великобритании больше намного. США — 770 млрд. Россия по военным расходам где-то шестое место в мире занимает. США, Китай, Саудовская Аравия, Великобритания, Франция, Япония — все впереди нас. Так кто белый и пушистый, а кто агрессивный? Ну уж только не мы агрессивные.

Судить о реальном объеме военного бюджета России непросто, так как значительную часть госбюджета составляют секретные статьи. РАНХиГС и Институт экономической политики им. Е. Гайдара отмечали в 2018 году, что «доля закрытых расходов в российском бюджете по-прежнему более чем на порядок превосходит аналогичные показатели государственных финансов в развитых странах».

Согласно опубликованному в апреле 2020 года докладу Стокгольмского института исследований проблем мира (SIPRI), фактические военные расходы России в 2019 году составили $65,1 млрд. Больше потратили на оборону только США, Китай и Индия. По сравнению с предыдущим годом Россия поднялась в этом рейтинге на одну строчку, обогнав Саудовскую Аравию. Расходы занимающей 6-е место Франции составили $50,1 млрд, Германии — $49,3 млрд, Великобритании — $48,7 млрд, Японии — $47,6 млрд.

Любопытно, что в прошлом году на «Прямой линии» Путин тоже занизил объем военных расходов России, точно так же заявив, что Россия по этому показателю отстает от Великобритании, Франции и Японии (Германию в этом контексте он почему-то упорно отказывается упоминать).


6. О мусульманах в Европе

В европейских странах представители ислама иногда составляют до 10% населения. Но они иммигранты. А у нас коренные жители. Поэтому там проект мультикультурализма потерпел фиаско.

По данным Pew-Templeton Global Religilous Futures Project, единственные две страны ЕС, где мусульмане составляют больше 10% населения, — это Кипр (25%) и Болгария (14,2%). Третье место занимает Франция с 8,3%. В случае с Кипром учитывается вся международно признанная территория республики, включая самопровозглашенную сепаратистскую Турецкую Республику Северного Кипра.

Как на Кипре, так и в Болгарии, мусульмане в основном не мигранты, они живут там веками с тех времен, когда эти страны принадлежали Османской империи. Причины конфликта греческой (христианской) и турецкой (мусульманской) общин Кипра явно не в миграции.

Комментарии (0)
Добавить
Комментарии для сайта Cackle
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив