Все новости мира
на одном сайте

Квартирный вопрос испортил Риксдаг. Почему в Швеции впервые в истории премьер отрешен от должности - «Политика»

Квартирный вопрос испортил Риксдаг. Почему в Швеции впервые в истории премьер отрешен от должности - «Политика»
Политика
00:00, 03 июль 2021
280
0


Шведский парламент впервые в новейшей истории через вотум недоверия отправил в отставку премьера Стефана Лёвена, использовав для этого конфликт вокруг закона об аренде жилья. Пока политическая ситуация стремительно развивается, Ирина Меркина рассказывает, как «лево-правая оппозиция» сводит счеты с политическими тяжеловесами из умеренных партий.

21 июня в Швеции рухнуло правительство. Для каких-то стран это чуть ли не повседневная ситуация, но в королевстве такого не случалось ни разу. Впервые в новейшей истории парламент добился отставки премьер-министра с помощью вотума недоверия. «Прежде таким путем не удавалось избавиться даже от отдельных министров, несмотря на одиннадцать подобных попыток, предпринятых с 1980 года», — замечает колумнист газеты Aftonbladet Лена Меллин.

В последние годы стране пришлось столкнуться с острыми проблемами, и подход правительства к их решению вызывал в обществе неоднозначную реакцию. Чего стоит один только «шведский путь» борьбы с коронавирусом, за которым весь мир наблюдал то с завистью, то с ужасом, то с недоумением. В начале июня конституционная комиссия во главе с представителем оппозиционной партии Умеренных Карин Энстрём опубликовала заключение о том, что правительство не справилось с эпидемией и совершило серьезные ошибки, стоившие жизни многим людям, по большей части пожилым. Это болезненная тема поднималась уже не раз, в том числе и на парламентском уровне, и теоретически могла стать причиной развала правительства, но не стала.


Стефан Лёвен - первый премьер-министр в новейшей истории Швеции, получивший вотум недоверия

Критика миграционной политики также не пошатнула правящий кабинет. Едва придя к власти в 2014 году, социал-демократы внесли в закон о миграции поправки, разрешающие свободный въезд в страну беженцам из Сирии, а в реальности — всем, кто выдавал себя за них. Страна тут же столкнулась с огромным наплывом мигрантов и не менее масштабными трудностями при их интеграции. Побочным результатом этой политики стала растущая популярность националистической партии Шведские демократы (Sverigedemokraterna), выступающей за кардинальное сокращение иммиграции, — сегодня их представительство в Рикстаге составляет 62 мандата.

В 2014 году социал-демократы внесли поправки, разрешающие свободный въезд в страну беженцам из Сирии, а в реальности – всем, кто выдавал себя за них

22 июня парламент принял предложенный правительством закон, содержащий ряд миграционных ограничений. Оппозиционные партии сочли эти меры недостаточными и пообещали добиться более серьезных изменений в ближайшем будущем. Но теперь это, скорее всего, произойдет уже при новом или обновленном правительстве.

Таким образом, претензий к шведской власти накопилось немало, но той соломинкой, которая сломала спину верблюду коалиции, как ни странно, оказался квартирный вопрос. Он, конечно, актуален для шведов при существующих ценах на жилье, но все же уступает по значимости «короне» и иммиграции. Что же произошло? За комментарием The Insider обратился к шведскому политическому обозревателю Малкольму Дикселиусу:

Правительство было сформировано в ходе долгих и трудных коалиционных торгов и основано на так называемом январском соглашении, заключенном после выборов 2018 года. В «красно-зеленый» кабинет министров вошли только две партии — Социал-демократическая, которую возглавляет Стефан Лёвен, и Партия Зеленых (спикеры Мэрта Стевени и Пер Болунд). Снаружи их поддерживали Либеральная и Центристская партии. Таким образом, чисто левое правительство вынуждено было по многим вопросам придерживаться либерально-центристских принципов.
Этот союз был очень неустойчив, но от падения его спасало то, что и оппозиция оказалась раздробленной. Ее представляли с одной стороны несколько правых партий — Умеренные, Христианские демократы и Шведские демократы, а с другой — Левая партия (бывшая Коммунистическая). У столь пестрой оппозиции просто не было общих точек, по которым она могла бы выступать против правительства единым фронтом, пока дело не дошло до обсуждения законопроекта, допускающего свободные цены на рынке съемного жилья.

Этот проект был внесен в январское коалиционное соглашение по настоянию и по инициативе партии Центра, и против него решительно возражала Левая партия. Левые заранее предупредили, что, если проект не будет снят с повестки дня, они поддержат очередной вотум недоверия, который внесли в парламент Шведские демократы. В правящем кабинете тоже многие были не согласны с этим предложением, включая самого премьера Стефана Лёвена. На своей первой после вотума недоверия пресс-конференции он подчеркнул, что поддерживает протесты Левой партии против законопроекта, который развалил его правительство. Но выбора у него не было — соглашение обязывает.

В оппозиции же сложилась уникальная для Рикстага ситуация — левые и националисты проголосовали вместе. Кроме них за вотум недоверия высказались Умеренные и Христианские демократы — всего 181 депутат. Против голосовали члены правящей коалиции — Социал-демократы и Зеленые. Депутаты Либеральной и Центральной партий воздержались. Согласно шведской конституции 1974 года, для отставки правительства достаточно 175 из 349 голосов депутатов рикстага. Таким образом, парламент сказал правительству «нет».

Квартирный вопрос — в чем суть?

Законопроект, предложенный партией Центра, разрешает компаниям, строящим новое жилье для сдачи в аренду, напрямую договариваться об арендной плате с жильцами. Тем самым нарушается принятый в Швеции порядок, по которому арендные тарифы устанавливаются путем переговоров между Ассоциацией арендаторов и компаниями, владеющими недвижимостью, под контролем государства. Партия Центра рассчитывала, что новый закон позволит стимулировать строительство жилья для долгосрочной аренды. Левые же увидели в нем опасное наступление свободного рынка, которое приведет к росту платы за аренду жилья. Председатель Левых Нуши Дадгостар назвала законопроект «политическим театром».


Председатель Левых Нуши Дадгостар назвала законопроект "политическим театром"

Что касается правых, то для них квартирный вопрос был просто поводом свалить правительство, воспользовавшись поддержкой Левой партии. После голосования лидер Шведских демократов Джимми Окессон c удовлетворением заявил: «В этот раз мы почти наверняка знали, что выиграем». Дополнительным ударом по коалиции стал выход из соглашения Либеральной партии. Ее лидер Ньямко Сабуни объявила, что либералы отныне будут бороться за правое, или буржуазное правительство во главе с председателем умеренных Ульфом Кристерссоном.

Что будет дальше?

У Лёвена и его коллег есть неделя, чтобы выбрать одно из трех решений: попытаться сформировать новую коалицию, уйти в отставку и позволить парламенту выбрать нового премьер-министра или объявить досрочные выборы.

По закону спикер Рикстага может выдвинуть четырех кандидатов на пост премьер-министра. Для избрания достаточно, чтобы против кандидата проголосовало меньше 175 депутатов. Количество проголосовавших «за» не имеет значения. К примеру, на выборах премьер-министра в 2019 году только 116 депутатов проголосовали за Лёвена. Остальные 349 были против либо воздержались. Если ни один из кандидатов не будет избран, через три месяца состоятся внеочередные выборы, которые не проводились в Швеции с 1958 года. Это не помешает очередным выборам в сентябре 2022 года — стабильность превыше всего.

Если ни один из кандидатов не будет избран, через три месяца состоятся внеочередные выборы, которые не проводились в Швеции с 1958 года

«Досрочные выборы могут разрешить нынешние политические противоречия, но, судя по опросам, их результаты будут не сильно отличаться от нынешней парламентской ситуации. Впрочем, здесь ничего нельзя утверждать с уверенностью. Такие выборы — крайне редкое явление в шведской политике, поэтому мы не знаем, чего ждать от избирателей и насколько высокой будет явка», — сказал Матс Кнутсон, политический комментатор Шведского телевидения SVT.

По оценке экономистов, дополнительные выборы обойдутся казне в 400 млн шведских крон (примерно 40 млн евро) и должны быть проведены в течение трех месяцев после объявления.

Может ли Стефан Лёвен вернуться на свой пост?

Кандидатура бывшего премьера может быть также выдвинута на голосование, и, если он не получит 175 или больше «черных шаров» (в шведском варианте — красных кнопок), то снова возглавит правительство уже этим летом. Лена Меллин считает, что Лёвен сделает для этого все возможное. «Я верю в формирование правительства в течение нескольких недель. Мой прогноз: Стефан Лёфвен вернется», согласна с ней Мария Лемне, политолог из Университета Сёдертёрна. А Йонас Хиннфорс из Гетеборгского университета напоминает, что Лёвен славится умением вести переговоры. «Когда левые объединяются с крайне правыми, политический ландшафт меняется. Но у них нет своей альтернативы нашему правительству», — сказал Стефан Лёвен на пресс-конференции.

«У них нет своей альтернативы нашему правительству»

Однако и у самого Лёвена вариантов не так много, поскольку он тоже вынужден формировать неестественные союзы. Чтобы сохранить власть, ему надо убедить центристов продолжить сотрудничество и одновременно заручиться поддержкой Левых. Дело не только в том, что между этими двумя партиями немало изначальных противоречий, не позволяющих им работать вместе. Как показал кризис, система подобных договоренностей рано или поздно дает сбой. Временами идеология отступает перед компромиссами, но в конце концов берет верх, поскольку избиратели голосуют именно за идеологию и политическую стратегию, а не за посты и портфели политиков. Не случайно уровень общественного доверия почти ко всем лидерам упал после вотума недоверия и вырос только у лидера Левых, проявивших принципиальную позицию.

Племя молодое, незнакомое

Хотя главными претендентами на пост премьер-министра остаются лидеры двух крупнейших партий, Стефан Лёвен и Ульф Кристерссон с их солидным политическим багажом и умением достигать компромиссов — уже уходящая натура. Новый тон и темп в политике Швеции задают молодые или относительно молодые амбициозные женщины, в частности, ключевые фигуры нынешнего кризиса Нуши Дадгостар (36) и Ньямко Сабуни (52 года). Обе они — представители иммигрантов (родители Дадгостар — политические беженцы из Ирана, а Сабуни родилась в Бурунди), получившие в Швеции прекрасное образование. Для сравнения: Стефан Лёвен до политической карьеры работал сварщиком и не смог закончить институт, Кристерссон же, напротив, принадлежит к шведскому истеблишменту. Другие восходящие звезды шведской политики — лидер Христианских демократов Эбба Буш (34 года), лидер Центристов Анни Лёф (37 лет). Кстати, по мнению политолога Йохана Хелльстрёма, Анни Лёф может стать следующим премьер-министром, если Стефан Лёвен потерпит неудачу.

Что будет со Швецией?

Несмотря на бурю, поднятую в СМИ, общество пока не испытывает больших потрясений. Фондовый рынок, по выражению специалистов, отреагировал на политическую турбулентность «зевотой», то есть полным равнодушием. Курс шведской кроны остается стабильным. «У нас сильная экономика и порядок в государственных финансах, — говорит Анника Винст, старший экономист банка Nordea. — Рынок не видит серьезных различий между теми, кто формирует правительство и определяет политику. Гораздо сильнее на нас влияет стратегия Центрального банка США».

Однако министр финансов Магдалена Андерссон предупреждает, что кризис отрицательно скажется на экономике страны, если его разрешение затянется. В частности, он может повлиять на курс внутренней валюты. Для экономики одинаково невыгодны и досрочные выборы, и голосование за альтернативных кандидатов, поскольку и то, и другое требует времени.

Опрос, проведенный 23 июня редакцией газеты Dagens Nuheter и компанией Inpsos, показал: 53% шведов выступают против закона о рыночной ренте, о котором многие, возможно, не слышали до скандала в парламенте. Среди избирателей партии Центра противников законопроекта — около 40%, сторонников — 30%, а остальные не имеют четкого мнения. Таким образом, пункт коалиционного договора, разваливший коалицию, не отражает интересов электората его инициаторов и общества в целом.

Теперь партия Центра отказалась от продвижения этого законопроекта и призывает вернуться к январскому соглашению. Пока не ясно, поможет ли это ликвидировать кризис, или противоречия, назревшие в шведской политике, уже необратимы.




Комментарии (0)
Добавить
Комментарии для сайта Cackle
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив