Братья по газовому оружию. Как Кремль покупает лояльность на Балканах - «Политика» » Инсайдер новостей.
Все новости мира
на одном сайте

Братья по газовому оружию. Как Кремль покупает лояльность на Балканах - «Политика»

Братья по газовому оружию. Как Кремль покупает лояльность на Балканах - «Политика»
00:00, 16 декабрь 2021
120
0


В Россию в конце года зачастили высокопоставленные сербские представители. На фоне усиливающегося энергетического кризиса в Европе балканские гости расхваливают Кремль за щедрость в газовом вопросе и рассчитывают на новые выгодные контракты. Москву нередко обвиняют в том, что она использует газ как оружие во внешней политике, но с Сербией и Республикой Сербской (в Боснии и Герцеговине) газ используется скорее как пряник, а не кнут, которым Кремль поощряет балканских друзей, в том числе за обструкцию НАТО и слежку за российскими активистами. А недавняя скидка на газ для Сербии стала важным подспорьем для переизбрания лояльного Кремлю президента Вучича.

Сербия — одна из немногих стран за пределами бывшего СССР, вручившая престижную государственную награду главе «Газпрома» Алексею Миллеру. Причем это произошло через год после того, как он попал в санкционный «кремлевский список» США в числе 17 чиновников и семи бизнесменов, приближенных к президенту Владимиру Путину. Орден Сербского флага — награда за выдающийся вклад в развитие и укрепление мирного сотрудничества и дружественных отношений, присуждает ее глава государства, и в случае с Миллером она вполне оправданна.

Уже многие годы Сербия получает российский газ по «невероятной», как выражается сербский президент Александр Вучич, цене — всего $270. Более выгодными условиями могут похвастаться, пожалуй, только Белоруссия ($128,5 за 1000 кубометров) и Китай ($171 за 1000 кубометров). Готовящееся сейчас новое долгосрочное соглашение о газовых поставках, судя по обещаниям Кремля, также будет благоприятным для Белграда.

Медиа-операция «вся надежда на Путина»

В конце ноября Вучич побывал в Сочи, чтобы лично попросить у Путина о хорошей скидке. При этом за несколько недель до этого сербские власти развернули информационную кампанию, суть которой сводилась к тому, что высокие цены на газ могут задушить сербскую экономику и теперь вся надежда только на хозяина Кремля. Сербский лидер не скрывал своего беспокойства по поводу невероятных убытков, с которыми столкнется экономика, если придется платить $800 за тысячу кубометров, и даже говорил о своем страхе перед встречей с российским президентом. Дескать, будь я на его месте, я бы не пошел на такие значительные уступки! В итоге Вучич предстал перед согражданами как спаситель нации, сэкономивший благодаря дружбе с Путиным более €300 млн, то есть «стоимость целого национального стадиона».

Драматизация газового вопроса и «невероятная» по сравнению с европейской рыночной ценой скидка, полученная в Сочи, должны были укрепить рейтинг Вучича накануне апрельских президентских и парламентских выборов. Все эти дни в Москве спокойно смотрели на его газовый пиар. В конце концов самоуничижение сербского лидера и разговоры о могуществе и щедрости Путина только на руку Кремлю.

Многие наблюдатели назвали газовые договоренности предвыборным подарком Вучичу. И, судя по всему, такой презент вполне по карману Кремлю, тем более что Сербия по европейским масштабам не такой уж значимый потребитель. В последние годы Сербия получала чуть более двух миллиардов кубометров в год. Она лишь на четвертом месте среди покупателей российского газа на Балканском полуострове (после Хорватии, Греции и Болгарии). Сама Сербия способна удовлетворять свои потребности в газе лишь на 13%, весь остальной объем покупается исключительно в России.

Сербский нефтегазовый сектор уже много лет находится в пророссийских руках. С начала 2021 года Газпром начал поставки через «Турецкий поток». Для этого в Сербии пришлось построить дополнительный трубопровод протяженностью 403 км. Этим занималось СП Газтранс, в котором Газпрому принадлежит 51%, а сербской госкомпании «Сербиягаз» — 49%. По оценкам некоторых европейских экспертов, строительство нового газопровода еще больше укрепило монопольное положение этих компаний на сербском рынке как минимум на ближайшие 20 лет. «Сербиягаз» — основной партнер «Газпрома» в Сербии. Вместе они владеют хранилищем «Банатский двор» (у «Газпрома» — 51%, у «Сербиягаза» – 49%), которое считается одним из крупнейших объектов хранения газа в Юго-Восточной Европе.

Газ с запахом политики

Для экспертов очевидно, что покуда работает модель «стратегического партнерства», сербы могут рассчитывать на благоприятную цену. Убытки «Газпром» способен покрывать за счет других рынков. Тем более что в этом году бум газовых цен в Европе обернулся для него рекордной прибылью: за девять месяцев 2021 года Газпром заработал 1,5 трлн рублей. Другое дело, что Кремлю нет особого смысла раздавать газ без личной политической выгоды. И в случае с Белградом она просматривается довольно четко.

Сербия, несмотря на ориентацию на Евросоюз, не ослабляет взаимодействие с Россией и не критикует внешнеполитический курс Кремля. После аннексии Крыма сербские власти не только отказались вводить санкции против Москвы, но и продолжили расширять военные связи с ней. Дважды в год проводятся совместные учения, также Белград принимает в подарок российскую военную технику. Особую ценность для Кремля имеет обещание сербских властей сохранять нейтралитет и не вступать в НАТО. Кроме того, Сербия является участницей зоны свободной торговли ЕАЭС — самого амбициозного российского проекта, хотя и не планирует углублять интеграцию. Наконец, Белград не лезет в российско-украинские споры и не преследует (не считая единичных случаев) многочисленных наемников и добровольцев, воевавших на Донбассе.

Сербия — единственная страна Западных Балкан, которая развивает с Москвой сотрудничество в области безопасности. И в этом смысле интересен визит другого высокопоставленного сербского гостя, побывавшего в Москве через неделю после сочинских переговоров Вучича. В начале декабря, уже третий раз в этом году, в Россию приезжал министр внутренних дел Александр Вулин, которого называют самым пророссийским чиновником сербского правительства. Он презентовал свою книгу и продолжил благодарить Москву за щедрость в газовом вопросе, утверждая, что Сербия получила самую низкую цену в Европе благодаря самостоятельной политике Белграда.

«Если бы Александр Вучич не вел самостоятельную политику и поддержал санкции в отношении России, чего от него требовали, неизвестно, откуда бы мы сейчас получали газ», — утверждал сербский министр. Вулин, конечно, лукавит: Сербия, несмотря на некоторые отличия в деятельности ее правительств последних 20 лет, вряд ли пошла бы на обострение с Россией, а, кроме того, где покупать газ, понятно при любом политическом раскладе: реальной альтернативы, которая исключала бы поставки «Газпрома», в регионе не существует.

Священный союз против революций

Визит Вулина привлек внимание не столько рассуждениями о том, «где купить газ», сколько внушительным списком российских собеседников, явно не по его чину: секретарь Совбеза Николай Патрушев, министр обороны Сергей Шойгу, исполняющий обязанности главы МЧС Александр Чуприян, гендиректор «Рособоронэкcпорта» Александр Михеев и гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов, который вручил ему награду за вклад в сотрудничество. Интересно, что Вулин за последний год общался с Патрушевым четыре раза, они трижды встречались в Москве — в мае, сентябре и декабре, и один раз говорили по телефону. По итогам этих встреч сообщалось о готовности вести борьбу против оргпреступности, наркотрафика, терроризма и вмешательства во внутренние дела.

Между тем сербская пресса со ссылкой на свои источники утверждает, что есть и еще одна область совместной деятельности, которая не афишируется, а именно борьба с «цветными революциями». В задачи недавно сформированной российско-сербской рабочей группы якобы входит предотвращение массовых демонстраций, слежка за оппозиционными активистами, неправительственными организациями и независимыми журналистами. Утверждается, что Вулин в мае передал Патрушеву записи разговоров участников семинара российских муниципальных депутатов в Белграде, который организовали оппозиционные политики Андрей Пивоваров и Владимир Кара-Мурза. Через несколько недель после передачи материалов прослушки Пивоваров был арестован российскими спецслужбами.

Российские и сербские власти официально не подтверждают сотрудничество в борьбе с «цветными революциями», хотя логично предположить, что этот вопрос беспокоит оба авторитарных режима, тем более российскую сторону. При этом трудно представить себе визиты в Россию сербских оппозиционеров для обсуждения планов свержения Вучича (в конце концов для этого есть географически более близкие и удобные страны). Москва скорее годится в качестве транзитного пункта для переброски сербских добровольцев-националистов на Донбасс. В то же время такая недорогая страна с безвизовым режимом как Сербия вполне может восприниматься российскими активистами как площадка для проведения независимых форумов.

Исследования показывают, что именно при Вучиче в Сербии появились десятки прокремлевских организаций с непонятным финансированием, которые занимаются продвижением консервативной повестки, искажением концепции демократии и демонизацией Запада. В интересах Кремля, чтобы на Балканах не велась деятельность, которая могла бы восприниматься как оппозиционная (тем более что Балканы являются одним из направлений эмиграции из России по политическим основаниям). И похоже, в этом чувствительном вопросе есть взаимопонимание.

Бонус для борца с НАТО Додика

На днях в России гостил еще один сербский лидер, демонстрирующий лояльность Кремлю и получивший хорошую скидку на газ, — член президиума Боснии и Герцеговины Милорад Додик. По сути Додик является реальным руководителем одной из двух частей этой страны — Республики Сербской. В то же время он главный союзник Кремля в борьбе с западными интеграционными проектами на Балканах. После встречи с Владимиром Путиным, о которой Кремль не дал никакой информации, Додик сообщил журналистам о сохранении на ближайшие полгода цены на газ в размере $290 за тысячу кубометров, то есть на $20 дороже, чем у соседки Сербии.

По словам Додика, если будут реализованы проекты, о которых ведутся переговоры с представителями «Газпрома» (включая строительство двух электростанций), Республика Сербская увеличит потребление газа почти в четыре раза. Сам «Газпром» подробно не комментирует переговоры, сообщая лишь, что «речь шла о поставках российского газа».

Обвиняемый западными партнерами в дестабилизации Балкан Додик демонстративно подчеркивает свои союзнические связи с Россией и периодически обращается к Москве за поддержкой, в том числе финансовой. Лидера боснийских сербов нередко принимают в Кремле, хотя территориальные образования Боснии и Герцеговины не наделены внешнеполитическими полномочиями. На этот раз, казалось бы, российские власти выбрали весьма неудачный момент для общения с Додиком, который уже полгода бойкотирует государственные органы власти в собственной стране. Однако Кремль это совершенно не смущает. За все это время российские власти ни разу не призвали его прекратить бойкот.

Более того, Москва сама способствовала этим углублению боснийского кризиса, отказавшись признать нового международного администратора, который является высшей инстанцией в трактовке мирного соглашения в этой стране. По словам Додика, который периодически грозится объявить о независимости Республики Сербской, Путин хорошо информирован о ситуации на Балканах и обо всех возможных вариантах развития событий.

Россия входит в число основных инвесторов в боснийскую экономику, при этом трудно не заметить, что почти все вложения приходятся на энергетический сектор Республики Сербской. Несколько лет назад было подписано соглашение о строительстве в Зворнике завода по сжижению природного газа мощностью 60 миллионов кубометров в год. Основным же остается проект Зарубежнефти по модернизации нефтеперерабатывающей отрасли. В 2007 году через компанию Нефтегазинкор она выкупила за €119 млн неработающий нефтеперерабатывающий завод Босански Брод, а также завод по изготовлению моторных масел Модрича и сеть АЗС компании Petrol.

Что касается поставок газа, то у России и здесь монопольное положение. К слову, в Боснии и Герцеговине нет закона о газе и нет государственного регулятора, который мог бы контролировать вопрос о монополиях. С апреля газ сюда поступает через «Турецкий поток», при этом транзит контролируется компаниями Республики Сербской, в то время как большинство потребителей находятся в другой части страны — Федерации БиГ. Таким образом, Москва сохраняет важные энергетические рычаги в стране, находящейся в состоянии фактического раскола с момента окончания конфликта 1990-х. Союзничество с популистом Додиком, подкрепленное энергетическими бонусами, будет иметь ценность в глазах Кремля до тех пор, пока он будет способствовать провалам Евросоюза и НАТО, помогая Москве сохранять влияние в этой части Балкан.

Комментарии (0)
Добавить
Комментарии для сайта Cackle
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив